Кристаллы в жилах

Когда магма застывает, не получается сплошной твёрдый массив. В магме образуются трещины, каналы, пустоты, как пузыри в хорошо пропечённом хлебе. Уральские камнеискатели называют эти пустоты «погребами» или «занорышами».

Ничто не мешает здесь росту кристаллов, поэтому в «занорышах» вырастают великолепные многогранники, иногда достигающие грандиозных размеров. Например, кристаллы кварца (горного хрусталя) весом до полутора тонн, длиной до 1,5-2 метров при поперечнике в 0,75 метра, кристаллы полевого шпата с площадью граней в несколько десятков квадратных метров, весом до ста тонн.

Кристалл аметиста
Кристалл аметиста на стенках полости в породе.

Летучие пары соединений борного ангидрида дают минерал турмалин, чьи трёхгранные призмы иногда представляют собой настоящие колонны длиной до 2-3 метров. Из соединений фтора возникает драгоценный минерал топаз, крупнейшие образцы которого весят десятки килограммов. Соединения бериллия выкристаллизовываются в виде голубых аквамаринов, густо-зелёных изумрудов, желтовато-зелёных бериллов, достигающих 5,5 метра в длину, 1,2 метра в толщину и 18 тонн по весу. Различные слюды, содержащие соединения калия, лития, рубидия, цезия, образуют громадные, до 5-7 квадратных метров пластинчатые кристаллы.

Аквамарин и изумруд – это разновидности одного минерала – берилла, различающиеся только по цвету, который зависит от химических примесей. Аквамарин – голубовато-зелёный берилл цвета морской воды («аква марина» в переводе с латинского означает «морская вода»), изумруд – зелёный берилл.

Модель «хрустального погреба» с кристаллами можно увидеть не в земле, а... в конфетах с сахарным сиропом (драже, шоколадные конфеты с ромом).

Разрежьте такую конфету, и вы увидите, что на стенках её внутренней полости осели маленькие, хорошо огранённые кристаллики сахара, которые выросли из остывшего сахарного сиропа совершенно так же, как вырастают большие и малые природные кристаллы на стенках трещин и пустот в земной коре.

Кристалл кварца
Кристалл кварца со ступенчатой структурой граней.

На полярном Урале, в местности Нёр-Ойка и её окрестностях, среди слюдистых сланцев отечественные геологи нашли замечательные «хрустальные погреба» – пещеры поперечником до 10-15 метров, стены и потолки которых покрыты огромными кристаллами горного хрусталя исключительного качества.

В начале 50-х годов прошлого столетия на Памире было найдено изумительное гнездо голубоватых кристаллов прозрачного флюорита. Вход во флюоритовый грот располагался в отвесной скале над горным озером, и чтобы попасть в него, геологам отряда профессора В. И. Соболевского пришлось висеть на верёвках на 200-метровой высоте. Но труд их был вознаграждён сказочно прекрасной картиной, открывшейся их глазам. Свод и стены глубокой пещеры были сплошь покрыты огромными кристаллами флюорита такой поразительной красоты и совершенства, каких не видели до тех пор нигде в мире.

Самой замечательной была друза весом около двухсот килограммов, на которой сидело более ста идеально прозрачных, блестящих, чуть голубоватых кристаллов, каждый не менее 10-12 сантиметров в ребре. Чтобы спустить её с величайшей осторожностью с круч горы, потребовался тяжёлый двухдневный труд восьми человек и двух лошадей.

Там же на кручах Кули-Колона на Памире был открыт почти таких же размеров грот, украшенный не флюоритом, а совершенно прозрачными кристаллами барита исполинских размеров, нигде и никогда до тех пор не встречавшихся.

Большие кристаллы оптического флюорита
Громадные кристаллы оптического флюорита с Памира.

Конечно, далеко не всегда жилы и пустоты бывают такими громадными; в мелких жилах вырастают не гиганты, а обычные кристаллические зёрна неправильной формы. Так же как в массе застывающей магмы, и в жилах – чем раньше выделяется минерал, тем более правильной формой обладают его кристаллы.

Иногда в жилах возникают горные породы с очень интересным строением: в них зёрна одного из минералов как бы прорастают сквозь другой минерал. Например, когда кристаллы кварца прорастают сквозь полевой шпат, кристаллизующийся одновременно с этим кварцем, получается горная порода, называемая письменным гранитом или еврейским камнем. Даже беглый взгляд на излом этого камня сразу объясняет, почему ему дали такое название: неправильно огранённые кристаллы кварца, обычно тёмного, на светлом фоне полевого шпата образуют странные фигуры, отдалённо напоминающие древнееврейские письмена. Сходство это настолько поразительно, что невольно начинаешь на куске письменного гранита отыскивать отдельные буквы.

Как курьёз можно рассказать, что около двухсот лет назад, когда ещё не научились читать египетские иероглифы, один немецкий профессор геологии доказывал, что древнеегипетские иероглифы и узоры письменного гранита – это одно и то же. А иероглифические надписи египетских пирамид являются отнюдь не следами жизни древних народов, а лишь своеобразной «игрой кристаллических сил».

Законы образования и кристаллизации таких пород (пегматитов) были раскрыты академиком А. Е. Ферсманом. Им посвящена его большая монография «Пегматиты».

Далее: Урал – сокровищница кристаллов